Главная / Государство / Оперштаб и Росстат дают разные цифры по смертности от ковида. Кому это выгодно?
Удостоверяющий центр

Оперштаб и Росстат дают разные цифры по смертности от ковида. Кому это выгодно?

Оперштаб и Росстат дают разные цифры по смертности от ковида. Кому это выгодно?

В России друг за другом зафиксированы два антирекорда по смертности от коронавируса за сутки. По данным оперативного штаба, 2 ноября от ковида скончались 1178 человек, 3 ноября – 1189 человек. Между тем Росстат располагает иными данными – его цифры по общей смертности за весь период пандемии в два раза выше. Кому же верить? Как рассчитывается число летальных исходов с ковидом и занижает ли оперштаб число смертей?

В России основным источником информации по коронавирусу является оперативный штаб правительства. Именно его данные транслируются на сайт «стопкоронавирус.рф» и используются для ведения официальной статистки. Эти данные мы видим в виде баннеров на различных сайтах, слышим в выпусках новостей и из уст чиновников.

Также в России есть основное статистическое бюро – Росстат. Именно эта служба ведёт учёт не только основных экономических показателей, которые опять же считаются официальными, но и сообщает об убыли населения, числе зарегистрированных браков, разводов, рождённых детей, миграции и многом другом.

Если сравнить данные Росстата с цифрами оперштаба, то окажется, что смертность от коронавируса в России значительно выше, чем по данным правительства. Но чем же объясняются такие разночтения? Оперштаб занижает цифры?

Наглядные примеры

По данным оперштаба на 3 ноября, в нашей стране от вируса скончались 242 060 человек, а смертность от COVID-19 в России держится выше 1000 летальных исходов в сутки каждый день начиная с 19 октября. В лидерах по числу заражений на 3 ноября – Москва (выявлено за всё время 1 837 057 случаев, умер 31 631 человек), Санкт-Петербург (718 139 случаев, 24 134 смерти), Московская область (526 998 случаев, 8908 человек умерли) и Нижегородская область (193 625 случаев, 7836 смертей). Сразу поясним, что речь тут идёт о гибели людей с положительным результатом проверки на ковид.

Данные оперштаба по числу смертей с диагнозом COVID-19 за всё время

Суммируя всю статистику по России, оперштаб ежедневно выводит основную цифру по смертности от коронавируса. На 3 ноября от заражения COVID-19, как говорилось, скончались 242 060 человек. В то же время данные оперштаба неоднократно критиковались. Причём не только западными специалистами или СМИ (там мы смело можем подозревать ангажированность ради нужных выводов), а нашими же врачами и учёными. Беспрекословно верят данным оперштаба разве что власти – губернаторы, мэры, руководители бюджетных учреждений и органов здравоохранения.

Царьград решил сопоставить данные опершатаба по смертности от COVID-19 с цифрами, которые публикует Росстат. И если верить главному статистическому бюро нашей страны, то ситуация со смертностью в России гораздо хуже, чем показывает её оперштаб.

Росстат предоставляет эти данные, называя их сведениями за всё время пандемии и очерчивая рамки – с апреля 2020 года по сентябрь 2021 года. Связано это с тем, что в марте 2020 года подсчёт летальных исходов Росстатом ещё не вёлся – коронавирус только-только попал в Россию. Ну а сентябрь 2021 года – это последние доступные данные, публикации цифр по октябрю 2021 года на момент подготовки текста не было.

По данным Росстата, с апреля 2020 года по сентябрь 2021 года в России умерли 351 013 человек, основной причиной смерти которых является COVID-19. В эту же группу смертей Росстат почему-то включает данные под графой «возможно, COVID-19, но вирус не идентифицирован». Если посмотреть на данные по сентябрю 2021 года, то цифра в графе «итого» – 39 638 умерших, включая 5235 с неподтверждённым инфицированием.

Таблица Росстата по числу умерших с установленным диагнозом коронавирусной инфекции, сентябрь 2021 года

Почему Росстат включает в общую цифру смертности от коронавируса летальные исходы с неподтверждённым диагнозом – это первый и самый большой вопрос. Хотя даже на данном этапе очевидно, что цифры Росстата серьёзно превосходят статистику оперштаба.

Методики подсчёта: изменчивый Росстат

Как у нас получилась цифра 351 013 человек, умерших от коронавируса за всё время, по данным Росстата? Мы суммировали все данные графы «Итого» в каждой таблице по каждому месяцу с апреля 2020 года и по сентябрь 2021 года. Но, как уже говорилось, эти цифры также нельзя считать окончательными. Дело в том, что нередко пациент погибает не ОТ коронавируса, а С коронавирусом. Для таких пациентов Росстат завёл отдельную графу – «Причина смерти отнесена к прочим важным состояниям», в которой есть две другие графы: «COVID-19 не является основной причиной смерти НО ОКАЗАЛ влияние» и » COVID-19 не является основной причиной смерти и НЕ ОКАЗАЛ влияния».

Таблица Росстата по числу умерших с установленным диагнозом коронавирусной инфекции, сентябрь 2021 года

Как видно на примере, среди умерших с коронавирусом Росстат фиксировал пациентов, умерших от осложнений, которые могли развиться вследствие COVID-19. Среди них есть как те, в смерти которых ковид сыграл роль, так и те, где он не сыграл этой роли (если вы, заразившись ковидом, увлечётесь прыжками с 15-го этажа, тоже попадёте в статистику). Факт в том, что эти люди были инфицированы COVID-19. Но тем не менее Росстат как бы не включает эти цифры в общую статистику смертей по коронавирусу. Вопрос о том, насколько справедлив такой подход, до сих пор вызывает жаркие споры в медицинской среде. Одни врачи полагают, что считать надо лишь те смерти, при которых пациентов убил именно вирус. Другие же полагают, что если ковид сказался на том, что пациент умер, то значит, это тоже смерть от COVID-19, которой могло и не быть, если бы не заражение.

Если же эти смерти включать в статистику, то в сентябре 2021 года умерли не 39 638 человек, а 44 265 человек (этой цифры вы в таблице не найдёте, надо суммировать самостоятельно). Разница, согласитесь, огромная. Более того, такая «разница» накапливалась в статистике Росстата ежемесячно в течение всего периода пандемии.

Если сообразным образом пересчитать всю статистику по месяцам, то мы получим совершенно иную цифру – 462 352 человека! И это уже в два раза больше, чем цифры оперативного штаба. Именно о такой смертности сегодня говорят некоторые специалисты, а также СМИ, указывая, что данные оперштаба серьёзно занижены.

Однако именно данные оперативного штаба становятся официальной статистикой смертей от ковида в России. Эта статистика засчитывается для нашей страны и в международных данных. Согласитесь, если умножить цифру по смертям на два, то мы увидим совершенно иное положение дел.

Недосчитались: как это делает оперштаб?

Росстат ранее уже давал разъяснения по методике подсчёта смертей от коронавируса в России и разнице с методикой оперштаба. Впервые разница в подсчётах стала чувствоваться ещё в июне 2020 года. Тогда глава Росстата Павел Малков объяснял в интервью РБК, что оперативный штаб получает данные о смертях от ковида в режиме реального времени и вносит их вручную, тогда как Росстат пользуется данными единого государственного реестра записей актов гражданского состояния (ЕГР ЗАГС).

На момент регистрации смерти умершего от COVID-19 может ещё не быть окончательного медицинского свидетельства о смерти,

– говорил он.

Следуя этой логике, получается, что такую смерть оперштаб попросту не посчитает в режиме реального времени, однако по прошествии времени она войдёт в данные ЗАГС, а значит, попадёт и в Росстат. Малков тогда добавил, что подготовка окончательного медицинского свидетельства о смерти занимает до 45 дней. После этого требуется время, чтобы оно попало в орган статистики и базу данных.

Комментировали расхождение в цифрах и в самом оперштабе:

В статистике оперативного штаба учитываются только те летальные случаи, когда COVID-19 является основной причиной смерти, а отличия в статистике появляются из-за различной методики сбора информации.

Но что такое получение информации в реальном времени? Речь идёт о данных клиник. И естественно, штаб считает только те смерти, когда коронавирус был подтверждён и явился основной причиной летального исхода. Словно в пику оперштабу, Росстат в апреле решил поменять методику подсчёта смертности от ковида. В ведомстве заявили, что будут считать также «отложенные смерти», а не только на больничных койках.

«Сможем ли мы углубить эту статистику настолько, чтобы включить категорию тех, кто переболел ковидом, не умер, а умер через какое-то время, и, возможно, ковид на это повлиял? Мы сейчас базы сверяем, такой анализ делаем», – говорил уже в этом году глава Росстата.

Государство в государстве

По нашему мнению, разнице в цифрах по смертности в данных оперштаба и Росстата есть ещё одно объяснение. Оперативный штаб по взаимодействию профильных органов исполнительной власти был создан 27 января 2020 года. И сегодня он является структурой не столько статистической, сколько политической. Возглавляет оперштаб Татьяна Голикова, которая как раз стояла за введением в России нового локдауна в ноябре.

Оперштаб не только публикует статистику, но и заведует ограничительными мерами по всей стране. Его задача – координация усилий органов власти с целью борьбы с ковидом. Врачи, «красные зоны», больничные койки и ИВЛ – отдельно, а локдауны, штрафы, ограничения – это уже вотчина оперштаба.

Данные о руководителях оперштаба на сайте «стопкоронавирус.рф»

Таким образом, мерами по борьбе с коронавирусом в стране руководит Голикова – вице-премьер и экс-глава Минздрава, к которой есть множество вопросов, а также Анна Попова – глава Роспотребнадзора, замруководителя аппарата правительства Ольга Кривонос и замминистра МВД Александр Горовой. Никаких врачей и эпидемиологов, вирусологов. В состав руководства также входят другие чиновники – главы Минздрава и Минтранса и даже замдиректора Службы внешней разведки.

Если посмотреть на шаги, предпринимаемые оперштабом, то становится понятно, что его главная задача состоит вовсе не в предоставлении статистических данных, а в изобретении ограничительных мер и координации их применения в России. Эдакая противовирусная силовая структура. Именно оперштаб выдаёт предписания, например, о закрытии торговых точек из-за пандемии, в том числе и в регионах. В Москве же, например, оперштаб возглавляет вице-мэр Анастасия Ракова.

Новость о введении ограничений в Пермском крае по решению регионального оперштаба

Получается, что властям был необходим единый координационный орган, который в режиме реального времени получал бы информацию, например, по резкому росту смертности или заболеваемости. Не надо ждать, пока Росстат получит данные и опубликует их, надо быстро получить цифры и сделать их основанием для принятия немедленных мер реагирования. Напомним тут, что Росстат действительно задерживал публикации по октябрю, тогда как оперштаб уже всё оценил и, как мы теперь знаем, принял радикальные меры.

Вот и получается, что у Росстата статистика полнее – она включает в себя аж четыре категории смертности от ковида и, на наш взгляд, является более объективной, чем подсчёт в «прямом эфире» без разбора, от чего умер человек. Этим также объясняется парадокс: оперштаб в экстренном режиме для принятия ограничений руководствуется сиюминутными и более низкими цифрами, тогда как, согласно Росстату, ситуация ещё страшнее. Но оперштаб это не волнует – им и своих цифр достаточно.

Изнанка статистики

Надо осознавать, что за цифрами статистики по умершим от коронавируса стоят реальные люди. И подчас официальная статистика не признаёт умершими от ковида или переболевшими им тех, в отношении кого нет никаких сомнений. Так, например, семья погибшей в Санкт-Петербурге от коронавируса медсестры Маргариты Тышко уже более года пытается доказать, что медработник погибла, заразившись от пациентов.

Дело в том, что семьям погибших медработников полагаются компенсации от государства – губернаторская в размере миллиона рублей и так называемая президентская – 2,75 млн рублей. Медсестра работала в госпитале для ветеранов войн, где и скончалась в апреле 2020 года. В её рабочие обязанности входили ежедневные обходы больных, измерение им температуры и так далее. Парадокс состоит в том, что само учреждение, где работала Тышко, отказывалось признать, что она заразилась ковидом на работе.

В итоге в дело вмешалась прокуратура Невского района, родители Марии Тышко получили одну из двух положенных компенсаций, а имя их дочери появилось на памятной табличке госпиталя для ветеранов войн. Со второй, президентской компенсацией не заладилось. Фонд социального страхования (ФСС) полагает, что медсестра заразилась от коллег, а не от пациентов, с которыми контактировала постоянно. Семья медсестры теперь ищет правды в суде.

Нередки случаи, когда выплаты не получают и переболевшие работники. В конце октября водители Челябинской скорой помощи пожаловались, что после болезни им отказывают в выплате страховки и требуют документально доказать факт заражения от ковидных больных.

В огромном Челябинске работают всего 80 машин скорой помощи, и при росте числа заболевших увеличилась нагрузка и на водителей. В день они перевозят по несколько больных ковидом, помогают медсёстрам, и нет ничего удивительного в том, что заражаются.

Скриншот страницы сайта bfm.ru

Водителей просят доказать, что они заразились на работе, а не где-либо ещё. Отказ в выплате – существенная экономия средств для медучреждений, ведь медики и водители действительно часто заражаются от больных, но как такой медработник может доказать, что заразился на работе, совершенно непонятно.

Что с того?

Но вернёмся к вопросу о смертности. Очевидно, в России ведётся некий двойной учёт статистики по смертям от коронавируса. За основу берутся данные оперштаба, хотя очевидно, что они занижены в сравнении с цифрами Росстата. Росстат же «забывает» посчитать окончательные цифры, хоть и включает в статистику смертей пациентов с неподтверждённым, но вероятным диагнозом COVID-19.

Очевидно также, что оперштаб – это правительственная структура, которая имеет гораздо больше отношения к администрированию, чем к статистике. Создавалась она не только для информирования населения, но и для управления ситуацией и обоснования принятия непопулярных мер. Чем чаще мы слышим из этого ведомства Татьяны Голиковой, что ситуация ухудшается, что «данные оперштаба тревожны», тем проще нам потом отнестись к тому, что этот же оперштаб, который «главный во всём по коронавирусу», вводит какие-либо ограничения. Разницу в статистике чиновники всегда объяснят, но главное для них – не цифры, а полномочия. И у оперштаба их хоть отбавляй.

Источник: newsland.com

Смотрите также

Геббельс и Менгеле просятся у Гитлера в Россию за опытом

Вчера шведские СМИ не преминули уесть прибывшего в Стокгольм главмидовца Сергея Лаврова. Они ехидно напомнили, …

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *